Библейский словарь Э.Нюстрема
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

Библейский словарь >> Брак

Брак — евр. несуин.
Брак. 1) Установление брака, т. е. соединения одного мужчины и одной женщины, как видно из первой книги Библии, относится к началу создания человечества в Едемском саду, где Бог дал в помощь Адаму жену, сотворенную из его собственного существа (Быт. 2:18), почему человек и должен оставить отца и мать свою, и прилепиться к жене своей, «и будут двое одна плоть» (Быт. 2-24). Следовательно, супружество по своей идее и по существу с самого начала является соединением двух людей. Несмотря на примеры многоженства, которые упоминаются в Библии и ею прямо не осуждаются, единобрачие все-таки представляется, в основе своей, как нормальный брак. Св. Писание восхваляет семейное счастье картинами, взятыми только из единобрачия (Прит. 12:4; 19:14; 31:10 и дал; Псал. 127); им символизируется взаимоотношение между Богом и Его народом (Ис. 54:5 и дал.; Ос. 2:3). Исключением из этого является место в Иез. 23:4, где говорится, что Господь взял себе в жены двух сестер, Иуду и Израиля. Двоебрачие допустил в первый раз Ламех, потомок Каина (Быт. 4:19).
2) Законы о супружестве. Установленные Моисеем законы относительно препятствий к супружеству и воспрещение браков между родственниками были довольно строги, сравнительно с существовавшей в языческом мире свободой. В патриархальное время мы часто встречаем примеры, которые нельзя считать образцовыми. Авраам был женат на единокровной своей сестре (Быт. 20:12). Иаков имел женами двух сестер одновременно. Отец Моисея был женат на своей тетке (Исх. 6:20 и т.д.). В Лев. 18, воспрещаются под страхом смертной казни различные кровосмесительные сожительства, как, напр., с матерью, мачехой, сестрой, сводной сестрой, внучкой, невесткой, снохой, свояченицей и т.д., кроме того как в этой, так и в 20 главе, запрещаются и некоторые другие виды сожительства. Подобные преступления были подвергнуты торжественному проклятию с горы Гевал (Втор. 27:20 и дал.). Далее, закон запрещал браки с хананеянами и другими родственными им народами, как ведущие к идолопоклонству (Исх. 34:16; Втор. 7:3 и дал.). Мы нередко читаем о супружестве между израильтянами и язычницами или наоборот. Смотри Руфь 1:4; 2 Цар. 3:3; 3Цар. 7:14; 14:21; 1 Пар. 2:3,35. Запрещение браков с хананеянами часто нарушалось, особенно царями (Суд. 3:6; 2 Цар. 11:3; 3Цар. 11:1 и дал.; 16:31). Ездра и Неемия ревностно боролись против супружества с языческими народами вообще, а не только с хананеянами, что было запрещено законом (Езд. 9:2 и дал.; 10:3; Неем. 13:23 и дал.).
В отступление от строгого запрещения в Лев. 18:16 брака с невесткой (женой брата), в Втор. 25:5 и дал. было установлено, чтобы брат женился на жене своего умершего брата для восстановления его семени (имени); если брат отказывался исполнить это, то были предписаны особые обряды (о чем смотри «обувь»).
Для священников было установлено, чтобы они не женились на безнравственной женщине или разведенной; первосвященнику даже не разрешалось брать в жену вдову (Лев. 21: 7,14); у Иез. 44:22 все-таки делается исключение для вдов священников. Закон не запрещал вдове выходить замуж вторично; но, по-видимому, в позднейшее время под влиянием римлян, оказывавших особый почет вдовам, не вышедшим вторично замуж, что отмечалось даже на надгробных памятниках словами «univira« или « uni - nubrta « (одномужница), — взгляды изменились. Пророчица Анна жила в долгом вдовстве после короткого супружества (Лук. 2:36 и дал.). В первых христианских церквах от пресвитера также требовалось, чтобы он не женился более одного раза, «был мужем одной жены [6] (1 Тим. 3:2; Тит. 1:6) и вдовы, которые избирались на различные служения в церкви, тоже должны были быть таковыми, т. е. замужем только однажды (1 Тим. 5:9). У Павла мы встречаем также и другие пожелания, из которых явствует, что он отдает предпочтение несемейному положению или продолжительному вдовству (1 Кор. 7:8; срав. Мат. 19:12), хотя, с другой стороны, он не воспрещает вторичного брака после смерти первого супруга (Рим, 7:1 и дал.; 1 Тим. 5:14).
Какого-либо определенного запрещения многоженства в законе Моисеевом нет. Древний обычай — иметь несколько жен или, кроме жены, иметь еще наложниц — обычай, который встречается у патриархов (Быт. 16:3; 22:24; 25:6 [7] 26:34 и дал.; 30:3 и дал.; 36:12) не отменяется каким-либо прямим постановлением, но ограничивается различными определениями. Так, напр., было предписано, что будущему царю нельзя брать много жен (Втор. 17:17); далее, — при разделе наследства воспрещено давать детям одной жены преимущество перед детьми другой (Втор. 21:15 и дал.) и, наконец, было установлено, что девицей, купленной у израильтянина, нельзя было пользоваться, как рабыней; если она была отдана сыну купившего в жены, то должна пользоваться правами дочери и, в случае, если бы сын взял себе еще жену, не лишаться содержания и супружеских прав; в противном случае она должна получить свободу без выкупа (Исх. 21:7 и дал ). Итак, многоженство у израильтян было до известной степени узаконено; написано даже, что Сам Бог дал Давиду жен Саула (2 Цар. 24:3), но все-таки этот обычай ограничивался преградами, подготовлявшими место более строгому закону христианства. После Вавилонского плена многоженство становилось все более и более редким среди евреев, и во время Христа евреи вообще имели по одной жене (Мат. 18: 25; Лук. 1:5; Деян. 5:1), хотя бывали и исключения. Христос, а потом и апостолы резко и определенно установили первоначальное положение, как единственно правильное (Мат. 19:4,5; 1 Кор. 7:2; Срав. Еф. 5:22 и дал.).
Спорным местом в законе относительно многоженства является Лев. 18:18, которое гласит так: «не бери жены с сестрою ее, чтобы сделать ее соперницей, чтобы открыть наготу ее при ней, при жизни ее». Некоторые толкователи высказывают мнение, что здесь просто запрещается двоеженство с двумя сестрами одновременно, как, напр., супружество Иакова; после же смерти жены не запрещалось брать в жены ее сестру; в некоторых случаях это было даже повелено. Другие же толкователи понимают эти слова, как определенное запрещение многоженства вообще. Первые на это отвечают, что многоженство все-таки допускается законом, напр., в Втор. 21:15 и дал, где устанавливается, что, если человек имел двух жен, любимую и нелюбимую, и первородный сын был ему рожден от нелюбимой, то отцу должно было дать сыну полное право первородства. «Нет!» возражают первые: «мысль не та, что он имел одновременно двух жен, но одну после другой» и т. д.
3) Вступление в брак. Родителям принадлежало право выбора невест своим сыновьям (Быт. 24:2 и дал.; 21: 21; 28:1 и дал.; 38:6), изредка после выраженного последними желания (Быт. 34:4,8; Суд. 14:2). Для девицы желание родителей и братьев было решающим (Быт. 24:51; 34:11), хотя иногда спрашивали и девицу (24:58). Если согласие устанавливалось, то следовало обручение, причем подарки жениха невесте и родителям играли значительную роль, так что иногда могло казаться, как будто дело заключалось в покупке невесты за такое то количество даров, как это некоторыми, может быть не вполне правильно [8] и понимается. Срав. Быт. 34:12; 1 Цар. 18:23,25. Возможно, что в вопросе о наложницах, действительно, покупка и имела место (Исх. 21:7 и дал.). Изредка девицам давалось приданое (И. Нав. 15:18 и дал.; 3Цар. 9:16). Подтверждалось ли обручение кольцом, неизвестно. Между обручением и браком, обыкновенно, был промежуток времени, продолжительность которого колебалась от нескольких дней, как, напр., в патриархальное время (Быт. 24:55) до года для девиц и одного месяца для вдов в позднейшее время. В это время невеста на самом деле уже считалась женою своего будущего мужа, почему неверность с ее стороны наказывалась смертью (Втор. 22:23 и дал.), хотя муж все-таки имел право на более легкий исход: дать развод (Мат. 1:19; Втор. 24:1). Если обрученная дева была насильно обесчещена, то она была свободна от ответственности, а насильник должен был умереть (Втор. 22:25 и дал.). Самый брак совершался без определенного религиозного обряда. Хотя мы читаем и о благопожеланиях (Быт. 24:60), и свидетелях (Руф. 4:11 и дал.; Срав. слово о «завете» в Прит. 2:17; о союзе Иез. 16:8; Мал. 2:14), но все-таки нет и следа церковного обряда бракосочетания ни в Ветхом, ни в Новом Заветах. Главное в брачном обряде состояло в переезде невесты из родительского дома в дом жениха или его отца. К брачной одежде жениха принадлежал тюрбан или шляпа (Ис. 61: 10, русский венец), венок (русский венец, Песн. П. 3:11), а также мирра, фимиам и всякие порошки мироварника (Песн. П. 3:6). Одежду невесты составляло покрывало (Быт. 24:65), символ подчиненности мужу (1 Кор. 11:10), далее, особенный пояс (Иер. 2: 32), венец на голову, золотые украшения с драгоценными камнями и духи (Псал. 44:10,15; Ис. 49:18; 61: 10; Отк. 21:2). Когда наступал определенный час, обыкновенно поздно вечером, жених отправлялся в путь в сопровождении своих друзей, «брачных друзей» (Суд. 14:11 [9] (в Мат. 9:15 названых «сынами чертога брачного». (Срав. Иоан. 3:29; 2 Кор. 11:2), музыкантами и певцами (Быт. 31:27; Иер. 7:34; 16:9). В брачном шествии несли также горящие факелы (Мат. 25:7 и дал.; Иер. 25:10; Отк. 18:23). Когда жених приходил в дом невесты, которая вместе с подругами ожидала его прибытия (Мат. 25:6), то брал ее с провожатыми и возвращался со всеми гостями обратно в свой или отчий дом, при всевозможных шумных выражениях радости (Псал. 44:15). Пир, на который приглашались друзья и соседи (Быт. 29:22; Мат. 22:1 и дал.; Лук. 14:8; Иоан. 2:2), часто продолжался несколько дней (Суд. 14:12).
Жених с этого часа вступал в непосредственное общение с невестой, и радость друга его делалась совершенной, когда он слышал голос жениха (Иоан. 3:29). Конец обряда состоял в том, что невеста приводилась в брачный покой (Суд. 15:1; Псал. 18: 6; Иоил. 2:16). Невеста все время была под покрывалом; поэтому обидная проделка Лавана с Иаковом не представляла ничего невозможного (Быт. 29:23). Молодой муж в течение первого года был свободен от военной службы и также от всякого другого общественного служения (Втор. 24: 5); освобождался от военной службы также и только что обрученный муж (Втор. 20:7).
В качестве иллюстрации к притче Иисуса о десяти девах, вышедших навстречу жениху, может служить следующий рассказ путешественника Ворда:
«На индусской брачной церемонии, которую мне пришлось наблюдать, жених прибыл издалека, а невеста жила в Сарампоре, куда жениху нужно было ехать морем. Подождав 2 или 3 часа, мы, наконец, в полночь услышали возгласы, выраженные почти теми самыми словами, что и в Свящ. Писании: «вот жених идет, выходите навстречу ему». Те, которых касался этот призыв, зажгли фонари и поспешили с ними в руках занять свои места в шествии; некоторые потеряли свои свечи и не были готовы, а так как слишком поздно было их искать, то толпа поспешила занять места на большом дворе, над которым было натянуто полотно, и где большое количество друзей, одетых в лучшие свои одежды, сидели на коврах. Жених был приведен вперед одним из друзей и посажен на высокий стул посреди общества; просидев некоторое время, он вошел в дом, дверь которого сейчас же была заперта и охранялась солдатами. Я и некоторые другие напрасно старались подговорить сторожей. Никогда прекрасная притча Иисуса так много не говорила мне, как в эту минуту: «и двери затворились».
4) Супружеская жизнь. Законными правами жены по Исх. 21:10 были: пища, одежда и супружеское право. Многие места в Библии свидетельствуют о том, что положение израильской жены не было положением рабыни, как у многих народов древности. На это указывает также то положение, которое женщина занимала в обществе. Замужние женщины и девицы ходили непокрытыми (Быт. 12: 14; 24:16,65; 29:11; 1 Цар. 1:13) и участвовали до известной степени в общественных делах (Исх. 15:20; 1 Цар. 18:6,7). Поэтому вполне естественно, что влияние женщины в семье было немалым. Мы видим ее участвующей в делах семьи и пользующейся до известной степени независимостью (4 Цар. 4:8; Суд. 4:18; 1 Цар. 25:14 и дал.). Ее обязанности в хозяйстве были различны; кроме воспитания и выращивания детей (1 Цар. 1:24; 2: 19; Прит. 31:!; Деян. 16:1; 2Тим. 1: 5), на ее обязанности лежало приготовление пищи (Быт. 18:6), раздача продуктов слугам (Прит. 31:15) и приготовление необходимой одежды (Прит. 31:13 и дал.). Если она являлась образцом прилежания и способностей, то изготовляла пояса и покрывала для продажи купцам, за что уподобляется купеческому кораблю, издалека добывающему богатства в свой дом (Прит. 31:14,24).
Хорошая жена — дар Божий (Прит. 18:22; 19:14; 31:10); картинами счастливого супружества рисуется в Ветхом Завете связь между Иеговой и Израилем (Ис. 54:5), а в Новом Завете соединение Христа с Его Церковью (Мат. 9:15; Иоан. 3:29; 2 Кор. 11:2). Поэтому апостольские увещевания супругов о любви и верности (Кол. 3: 18 и дал.; Тит. 2:4 и дал.; 1 Пет.3:1 и дал.) сильно и ярко запечатлеваются указанием на величайшую тайну: любовь Христа к Церкви, невесте Его (Еф. 5:22 и дал.). Совершенная Церковь, поэтому, зовется женою Агнца (Отк. 21:9; греч. текст «невесту, жену Агнца»),и последняя радость победы называется браком Агнца (Отк. 19:7, 9; Срав, 22:17).
5) Развод был определенно запрещен только в двух случаях, а именно: если муж после брака возвел обвинение на свою невесту, которое при расследовании оказалось неосновательным; он должен был тогда уплатить штраф в 100 сиклей серебра отцу жены, оставить ее у себя, как жену, и никогда не разводиться (Втор. 22:13); также в том случае, если мужчина обесчестил необрученную девицу, он должен был заплатить ее отцу 50 сиклей серебра, взять ее в жены и никогда не мог оставить ее (28 ст. и дал.).B одном случае брачный развод был обязателен, а именно: если хозяин дал жену еврею рабу, то, по получении свободы в седьмой год, он должен был оставить жену и детей хозяину (Исх. 21:4). Если же он не хотел расставаться со своей женой, то должен был остаться рабом навсегда. См. «Рабы». Вообще, развод, как вкоренившийся обычай, был допускаем даже без приведения к тому каких-либо оснований, лишь с одним условием, что разведшемуся со своей женой нельзя было вторично взять ее замуж, после того как второй муж (если она шла замуж вторично) тоже развелся с нею или умер (Втор. 24:1 и дал.). Это установление, без сомнения, имело целью пресечь слишком большое легкомыслие при применении развода. Сознание, что он не получит жены обратно, предостерегало мужа от необдуманного шага. Из вышеприведенного текста видно, что брачный развод, согласно древнему обычаю, совершался посредством законного разводного письма. О действительных причинах, которые могли дать мужу право выдать такое письмо жене, с древности велся горячий спор. В Втор. 24:1, говорится: «потому, что он находит в ней что-нибудь», и пр. Во времена Иисуса Христа разные раввинские школы имели различные мнения о значении этих слов.
С одной стороны стояла Школа Шаммая, которая под этими словами понимала безнравственные поступки жены и только в таком случае допускала развод; с другой стороны — школа Гиллеля, которая применяла эти слова ко всякого рода мелочам, напр., если жене случалось пережарить пищу, и т.д. На вопрос фарисеев об этом, Христос ответил, что только по жестокосердию их Моисей позволил развод, но что по первоначальному замыслу Божию только прелюбодеяние могло быть поводом к разводу, и кто женится на разведенной, прелюбодействует (Мат. 19:3 и дал.; 5:31 и дал.).
Из того, как гласит текст в Mabr . 10:12, «если жена разведется с мужем своим и выйдет замуж за другого, прелюбодействует», можно понять, что еврейская женщина имела право требовать развода; по греческому и римскому законам это было позволительно (1 Кор 7:13). Еврейский закон ничего не говорит об этом, хотя изредка это и случалось (1 Цар. 25:44). Ев. Марк, может быть, только пользуется выражением более римской окраски для того, чтобы обозначить обоих разведенных супругов. По совету Павла в 1 Кор. 7:13, христианке жене не следовало пользоваться подобным правом по отношению к язычнику мужу, желавшему жить с ней. Если она развелась, то должна была или примириться с мужем, или оставаться безбрачною.
Другое установление в связи с разводом имеется в Втор. 21:10 и дал.; оно говорит, что если кто взял в плен девицу на войне и захотел на ней жениться, то должен был ввести ее в свой дом, обрить, очистить, переодеть и дозволить ей в течение месяца оплакать потерю родных, а затем взять ее в жены; но если она после этого потеряет благоволение в глазах его, то он должен был отпустить ее свободною, отнюдь не продавая ее в рабство и не оставляя у себя рабынею. О прелюбодеянии и обряде в том случае, когда муж подозревал жену, см «Блуд»

0:00 /